Трагическая история Саввы Морозова: как один из богатейших людей России погиб на Лазурном берегу

В его лице сквозили монголоидные черты, хотя фамилию он носил самую, что ни есть, русскую. Савва Морозов вошёл в историю России и мира как богатейший фабрикант, как проводник только зарождающейся социальной защиты рабочих и как один из основателей МХАТа. Состоянию Саввы Тимофеевича и его торжественным приёмам завидовали даже представители императорского дома. Но умер он в 44 года при странных обстоятельствах в Каннах. Историки до сих пор спорят, что это было – самоубийство или…?

От крепостного до богатейшего жителя России
Савва Морозов был потомком рядового крепостного-старообрядца, который смог создать небольшое ткацкое производство, выкупить себя из крепости, а затем и всех своих родных. Семья ткачей перебралась в купеческую Москву, где обосновалась окончательно. Династия Морозовых с течением лет ширилась, но наибольшую славу и богатство приобрели так называемые «Тимофеевичи» - к их числу принадлежал и сам Савва Морозов. В Орехово-Зуево стояли ткацкие фабрики, в этом городке могущественным фабрикантам принадлежало практически всё.

Тимофей Морозов, отец Саввы, был человеком жёстким. На его предприятиях существовали серьёзная дисциплина и целый спектр штрафных мер, в результате которых в конце месяца работник мог не досчитаться половины и так небольшого жалования. И ладно бы, если бы речь шла о пьянстве и воровстве. Штрафовали даже за пение. Рабочий день составлял по 12-14 часов.

Итогом подобной политики стала Морозовская стачка, одна из крупнейших в царской России, случившаяся в 1885 году после того, как праздник Иоанна Крестителя объявили рабочим днём. В стачке приняли участие больше 8 тысяч рабочих. Восстание подавили только с помощью правительственных войск. 33 зачинщиков отдали под суд, но присяжные их оправдали, ужаснувшись тяжёлым условиям труда на фабриках Тимофея Морозова.

Морозовская стачка 1885 года. Худ. Куров Александр Михайлович, Шапошников Александр Николаевич

Молодой директор Савва Тимофеевич
Вот такую обстановку застал 25-летний Савва Морозов, вернувшись в Россию из британского Кембриджа. Он получал второе высшее образование за границей (первым был Императорский Московский университет) – причём оба диплома были по специальности «химия». Савва Тимофеевич был бы явно талантливым учёным, если решил развивать свой талант. Его исследования интересовали даже Дмитрия Менделеева. Вот только науку Савва Морозов оставил и принял от отца семейное дело, став директором-распорядителем «Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и Ко».

Молодой директор сразу принялся за реформы. Он сократил рабочий день до 9 часов. Часть штрафов искоренил (за пресловутое пение, например), а за суровые провинности уменьшил. Ввёл, как сегодня принято называть, систему мотивации для рабочих. А главное – начал создавать для них полноценную инфраструктуру, чтобы трудиться на фабрике Морозова было не просто выгодно, но и полезно.

Савва Тимофеевич руководствовался простым принципом: чем лучше всё организовано для работников, тем крепче они держатся за своё место и тем лучше трудятся. Надо сказать, он не прогадал: с каждым годом прибыльность предприятия только росла.

Савва Морозов в годы управления Никольской мануфактурой

Как жили морозовские рабочие
Зачатки социальной поддержки на фабрике заложил ещё Тимофей Морозов. Он создал специально для рабочих больницы, к тому же с родильными отделениями, где в хороших условиях под наблюдением врачей разрешались от бремени жёны рабочих. Больных и рожениц полноценно кормили, обеспечивали надлежащий уход, чистоту, при этом бесплатно! Тот же Тимофей Морозов начал строить казармы (общежития) для рабочих – сначала деревянные, потом кирпичные, с отоплением.

Савва Морозов развил это направление до максимума. Благодаря ему строились не только больницы, но и ясли для малышей и школы для детей рабочих, где преподавали лучшие учителя в городе. Любой из членов семьи рабочих мог воспользоваться библиотекой с хорошим выбором литературы – а ведь книги тогда стоили огромных денег! Выпускники морозовских школ могли пойти в его же ремесленные училища. А при надлежащем старании – из училищ на саму фабрику.

Позаботился фабрикант и о питании рабочих. Была создана сеть специальных магазинов, где по небольшим ценам можно было купить качественные продукты – от мяса и овощей до масла и круп.
Казармы продолжали строить, но теперь это были не бараки, а полноценные квартирки (ныне их называют студии), обставленные мебелью первой необходимости. На этажах казарм располагались удобства – тёплые ванные комнаты и туалеты с промывом, в подвалах – прачечные, на мансардах – сушильни. За чистотой и порядком следили члены специально созданного санитарного совета. Они, представляете, даже делали замеры температуры воздуха и вели пропаганду гигиены среди жильцов.

Одна из казарм (общежитий) для морозовских рабочих

Рабочим, получившим травмы на производстве, пенсионерам, вдовам и малоимущим полагались, помимо всего прочего, пособия. Выделялись деньги и на похороны, и на различные нужды, если это было действительно необходимо.
И это далеко не полный перечень. Надо ли говорить, что люди держались за места на фабриках руками и ногами?

На сцене появляется товарищ Феномен
Несмотря на то, что Савва Морозов относился к богатейшим людям России – сегодня бы его назвали, наверное, олигархом – сын династии фабрикантов проникся сочувствием к идеям революции. Как так вышло, неясно, но есть версия, что к идейной обработке Саввы Тимофеевича приложила руку товарищ Феномен, она же Мария Андреева.

Мария Андреева

Мария Юрковская была родом из обедневшей дворянской семьи. Её отец был главным режиссёром в Александринском театре, и красивая девушка тоже связала свою жизнь со сценой, оказавшись весьма одарённой актрисой.
В 20 лет, уже обладая известностью и толпами влюблённых поклонников (один из них даже съел хрустальный бокал после того, как произнёс тост в её честь), Мария вышла замуж за Андрея Желябужского. Человек это был солидный, с икрой, на 18 лет старше и дослужившийся впоследствии до чина статского генерала. У молодоженов была общая страсть – театр. Для выступлений они выбрали себе псевдоним Андреевы, которому и следовали впредь.

У пары подрастал сын. Однажды Мария решила нанять ему репетитора, и так она познакомилась со студентом Петром Красиковым, увлечённым идеей революции. В итоге молодая женщина оказалась в боевой организации  РСДРП во главе с Леонидом Красиным. В её задачи входил, в том числе, поиск финансирования революционеров, и красивая обаятельная Мария выполняла это с лёгкостью и изяществом. За что и была прозвана Лениным «товарищ Феномен».

Как Морозов спонсировал революцию и Ленина
Одновременно с тем в Москве рождался МХТ (Московский художественный театр, МХАТ). Создал его сам Константин Станиславский, но руку приложила и Мария Андреева, будучи одной из прим труппы и подругой Станиславского и Немировича-Данченко.

Новый театр сильно нуждался в достойном помещении, и знакомство Марии Андреевой с Саввой Морозовым стало отправной точкой к этому событию. К тому моменту фабрикант был женат на Зинаиде Григорьевне Морозовой, которую со скандалом отбил у своего же племянника. У пары росли дети, но этот мир рухнул в один момент, когда Савва Тимофеевич увидел Марию Андрееву на сцене МХТ.

Влюблённый, как мальчишка, он почти полностью спонсировал строительство здания в Камергерском переулке Москвы. Он также взял на себя все финансовые хлопоты, чтобы цены на билеты нового театра оставались общедоступными. И чтобы его любимая прима могла по-прежнему сиять.

Савва Морозов на строительстве МХТ

После строительства МХТ Савва Морозов продолжал щедро одаривать возлюбленную, не подозревая, что огромные суммы идут на самом деле не на наряды и украшения. Ведь Мария Андреева была богата благодаря мужу. На самом деле актриса отдавала средства революционерам. А потом и вовсе познакомила Савву Тимофеевича со многими товарищами.

Вряд ли им был интересен фабрикант как таковой в своих рядах. А вот его состояние – очень даже. На средства Морозова начали печатать ленинскую газету «Искра», «Новую жизнь», «Борьбу»… Он прятал у себя на фабрике и в имении от полиции разыскиваемых большевиков. Привозил на свою фабрику типографские шрифты и запрещенную литературу.

Большая любовь двух больших талантов
В 1900 году Мария Андреева познакомилась с Максимом Горьким. Она влюбилась без оглядки, и чувства оказались взаимными. Мария ушла от мужа, Горький – от жены (никто при этом не развёлся), и пара начала открыто жить вместе. Скандал был невероятнейший, но влюблённые не обращали внимания на чужие пересуды.

Максим Горький со своей гражданской женой Марией Андреевой

Савва Морозов сложно переживал эти отношения, но ради любимой стал помогать и Максиму Горькому. Константин Станиславский не мог спокойно смотреть, как актриса измывается над чувствами мецената, и написал однажды ей такое письмо:

«Отношения Саввы Тимофеевича к Вам – исключительные. Это те отношения, ради которых ломают себе жизнь, приносят себя в жертву, и Вы знаете это и относитесь к ним бережно, почтительно. Но знаете ли, до какого святотатства Вы доходите? Вы хвастаетесь публично перед посторонними тем, что мучительно ревнующая Вас Зинаида Григорьевна ищет Вашего влияния над мужем. Вы ради актерского тщеславия рассказываете направо и налево о том, что Савва Тимофеевич, по Вашему настоянию, вносит целый капитал... ради спасения кого-то. Если бы Вы увидели себя со стороны в эту минуту, Вы бы согласились со мной...» 

Мария Андреева в ответ обиделась и ушла из МХТ. За ней – и Савва Морозов.

Всё рухнуло в бездну
Но отношения уже дали трещину. Изначально Савва Тимофеевич поссорился с Горьким – тот ходил и рассказывал историю, будто Морозов охраняет его с браунингом от врагов. Фабрикант был до крайности возмущён: «Экий омерзительный человек! Зачем он представляется босяком, когда все вокруг отлично знают, что его дед был богатым купцом второй гильдии и оставил семье большое наследство?»
Затем случилась ссора с Марией Андреевой. Савва Морозов вернулся к жене и детям. И наступил ад.

Зинаида Григорьевна, по воспоминаниям современников, хоть и приняла мужа, но полностью простить его не смогла. Отношения между супругами стали более чем сдержанными. С фабрики его убрали. На место директора-распорядителя  пайщики выбрали другую кандидатуру – Марию Фёдоровну Морозову, мать Саввы Тимофеевича. И вместе с тем грянула революция 1905-1907 годов с её кровавым воскресеньем. И Савва Морозов ужаснулся. Разве на это он давал деньги?!

Фабрикант впал в депрессию. Пошли слухи о его сумасшествии. Но Савва Тимофеевич с ума не сошёл. У него началось тяжёлое нервное расстройство. Срочно сменить обстановку – таков был вердикт консилиума врачей.

Супруги Морозовы уехали в Европу. Сначала были в Берлине, а затем прибыли в Канны и остановились в отеле «Рояль». 26 мая (13 мая по старому стилю) 1905 года в номере раздался выстрел. Когда Зинаида Григорьевна вбежала в покои мужа, то обнаружила его в луже крови. Выстрел был сделан в сердце. Рядом валялся браунинг, а на столе лежала записка «В моей смерти прошу никого не винить».

До конца жизни Зинаида Морозова утверждала, что видела в распахнутое окно убегающего человека.

Зинаида Морозова после похорон мужа

Самоубийство или…?
Французская полиция не стала сильно углубляться в это дело. Савву Морозова признали самоубийцей. Но всё же есть в гибели фабриканта несколько странностей, которые по сей день будоражат умы исследователей.

Мог ли быть убит русский миллионер? Известно, что накануне Леонид Красин приезжал в Канны просить у Саввы Морозова денег, но получил твёрдый отказ. Пуля, которую извлекли из тела фабриканта, была выпущена вовсе не из револьвера, найденного на полу в номере. Глаза у найденного тела были закрыты, а руки сложены на животе.

Более того – незадолго до смерти Морозов застраховал свою жизнь на 100 тысяч рублей «на предъявителя». Страховые документы находились у… Марии Андреевой. После гибели Саввы Морозова она получила всю сумму и большую её часть отдала большевикам.

Эта версия – убийство большевиками из корыстных побуждений, из злости потери «дойной коровы» является сегодня одной из самых распространённых. Но так ли это на самом деле – никто уже не скажет.

Есть и другая теория. Якобы никакого убийства/самоубийства не было. Якобы, замученный шантажом большевиков, уставший от публичной жизни, от любви, от фабрики и от всего на свете, Савва Морозов инсценировал собственную смерть и остаток жизни прожил по документам родственника, с которым он внешне очень похож. Легенда была особенно сильна среди рабочих фабрики Морозова. Они всё-таки уважали и ценили прежнего директора.

- Савва не помер, - говорили они. - Вместо него похоронили другого, а он отказался от богатства и тайно ходит по фабрикам, поучая рабочих уму-разуму.

Кира Самусевич

Постскриптум
Спустя много лет после смерти Саввы Тимофеевича Максим Горький выпустил очерк «Савва Морозов», написанный в белых тонах. Фабриканта признавала и советская пропаганда за его помощь революционному движению. Но…

- Противоречивость обществ. позиций Саввы М. привела его к личной катастрофе (отстранение от дел фабрики, болезнь, самоубийство), - лаконично напишет Большая Советская энциклопедия.

А товарищ Феномен продолжала подниматься по карьерной и партийной лестнице. Она не только играла на сцене, но и занималась другой привычной работой: добывала твёрдую валюту для страны. В 1928 году Марию Андрееву назначили заведующей художественно-промышленным отделом советского торгпредства в Германии. Мария Фёдоровна продавала иностранцам ценности и антиквариат, конфискованные у богатых людей и церкви.

Её товарищами и соратниками стали Пётр Красиков (тот самый студент-вольнодумец), который занимал видную должность председателя комиссии при ВЦИК по вопросам культа, а также Леонид Красин, ставший к тому моменту полпредом СССР по Франции и Великобритании. В 1944-1945 годах Мария Андреева получила две высшие государственные награды – Орден Ленина и Орден Трудового Красного Знамени.

ПОДПИСАТЬСЯ НА "ЛАЗУРНЫЙ ДЕНЬ" в FACEBOOK