Мадам Дзен. Интимные записки жительницы Монако

  • Добавлено: 24 June 2018

Кто она, жительница Княжества Монако?  А если эта дама родом из России, но уже много лет живет в одном из самых шикарных госудраств мира, о чем она думает и мечтает, куда спешит и где проводит вечер? Мы представляем интимные записки Мадам Дзен, где нити реальной жизни чередуются  с художественным вымыслом, но в итоге создают кружевную ткань монегаской жизни. Часть 1

О красоте

«...поскольку именно красота является качеством, предназначенным Божественным промыслом и самой природой для тех, кому суждено повелевать и властвовать». Джентльменский кодекс 17-го века будоражил фантазии мадам Дзен. «Красива ли я? – задавалась она не простым вопросом. – Да и в сущности... Что такое красота в её абсолюте?» Мысли парили... Мадам Дзен делала педикюр. «Вот, например, сейчас. Увидел бы меня Фриц, сочёл бы он меня красивой, дал бы повелевать и властвовать?.. – Мадам Дзен потянулась за ацетоном. – Нет, наверное, тут что-то другое…» Оторвавшись от красного лака, она распрямила спину и взглянула на небо, вот-вот как сошедшее с полотна Магритта... «Красиво... – подумала она. – Божественно красиво!»

 О полотенце

Когда после душа обнаруживалось, что кончились полотенца, мадам Дзен не орала как мужик, она пользовалась маслом. «Хорошо, что есть реклама, – бормотала она. – А то б век жила и не знала, что его нужно нанести на мокрое тело и с каплями размазать по ногам, по рукам...» Когда полотенце лежало на своем месте, мадам Дзен втирала крем. Если настроение было не ленивое, то – твёрдое масло, ибо там требовалось в два раза больше усилий. Ну, а в дни прилива энергии в ход шёл специальный крем для округлости ягодиц. Утром же после чистки зубов мадам Дзен удобрялась молочком. «А всё-таки до чего ж умно и хорошо, что сделали удобный пузырёк. Нажал – и выдавилось, – довольно отмечала мадам Дзен. – А то ходила бы не мазаная...» А в принципе все эти вещи её изрядно утомляли. Но избежать их и перспективы не мелькало. Мадам Дзен взяла стопку полотенец и понесла их в ванную комнату. «Буду экономить масло!» – решила она.

 О вечности

Мадам Дзен с утра выравнивала энергии с помощью Рихтера исполняющего «Хорошо темперированный клавир», и размышляла о людях, которые мечтают жить вечно. Знала таких она не мало. «Брежнев вызвал Сократа, чтобы обсудить ситуацию и узнать его позицию по поводу Второй Мировой войны!» – иронизировала она, попивая свой утренний кофе. От слова «Вечность» в картине Мира мадам Дзен веяло или Борхесом, или Каем... Но больше Каем, так как на дворе стояла зима. «Ляг и пролежи на дне колодца лет восемьдесят! А какая разница? Ну лежишь и лежи. В масштабах вечности теряет смысл всё!» – будто обращалась она к оппонентам. Всё, кроме нетленного! – радовал пробуждающийся под Баха внутренний голос. И памяти! – отзывалась душа. Мадам Дзен сладко потягивалась на солнышке. Еще свежи были ощущения от балета, исполненного солистами Большого театра, ещё радовали глаз картины Шишкина, украсившие стены «ГримальдиФорума», ещё теплилось ощущение, что Искусство спасает Мир, что Искусство и есть Вечность!

О породе

Не далее как вчера мадам Дзен рассматривала гордую осанку и прямую спину несменного дворецкого «Отеля де Пари». Сколько себя помнила, особый кулер восприятию этого места придавал именно его строгий, уважительно-надменный взгляд, непременно чуть свысока. Во всем внешнем виде его сквозила французская гордость человека, привыкшего открывать двери достойным, богатым, щедрым, аристократичным. И вот, смотря на лица отдыхающих, мадам Дзен силилась понять, кто внушил им, что маска, повторяющая выражение лица дворецкого, на их лице воспримется окружающими как благородство, породистость и статус?! – Так и дала бы подзатыльника, – брюзжала она, в очередной раз наткнувшись на представителей высшей прослойки среднего класса. Элитные массы России отныне непременно вызвали желание установить самых ярких их представителей открывать входные двери в столовую.

 О закрытии гештальта

«Любовь никогда не бывает без грусти, а это приятней, чем грусть без любви», – напевала Мадам Дзен, откупоривая бутылочку красненького. Она была совершенно уверена в том, что когда грустится – нужно грустить, потому что от этого духовная жизнь становится непременно богаче! Да и повод был вполне достойный. Главный гештальт жизни положено было считать закрытым. Теперь следовало понять: как жить без него?! «Представьте, что вы шли к чему-то долгие сознательные годы и вдруг дошли... Победа. Удовлетворение. Тишина...» – изрекла она, не без удовольствия обоняв утонченную воню. «Остается только смотреть в себя и черпать силы из этой внутренней тишины!» – подсказывал внутренний голос. «А также не превращать любовь в сентиментальность!» – не смог удержаться и голос другой. Вечер начинался с приятной беседы. Мадам Дзен достала «Дневник». 

Продолжение следует....

Отрывок из книги "Мадам Дзен" Анастасии Шевченко. (Орфография и пунктуация автора сохранены)